tecurate.ru

Сексуальная ориентация михаила делягина

Михаил Делягин [delyagin] Таким образом, все описываемое осуществляется при прямой поддержке мэрии Москвы и на деньги москвичей. Это не хуже сексуальная ориентация михаила делягина здравоохранения и сафари на автомобилистов, еще раз внятно говорит о политической ориентации г-на Собянина и мэрии Москвы в целом. Вот лежит покойник на больничной койке, вот сиделка читает что-то по-французски умирающей старухе. Смерть сексуальная ориентация михаила делягина тут.

Хайнер Мюллер сексуальная ориентация михаила делягина не просто популярный драматург, он был одним из наиболее часто ставящихся в Европе, в России между тем его совсем не знали, нигде не ставили, да и переводили мало. Режиссер Кирилл Серебренников не просто представляет публике авторское переложение известных на Западе текстов, но знакомит Россию с Мюллером, причем не с одной его пьесой, а сразу с целым пластом философско-драматургической мысли прошлого века: В итоге получился пронзительный текст с аллюзиями на Шодерло де Лакло, маркиза де Сада и вообще французскую сексуальная ориентация михаила делягина литературу, к которой режиссер добавил отсылки к известному фильму Пьера Паоло Пазолини, а через них — ко Второй мировой войне, к Холокосту, к поп-арту, к современному консюмеризму.

Секс здесь неразрывно связан со смертью, наслаждение — со страданием, мир делится на мучителей и жертв, но каждый получает свою толику удовольствия. Текст пьесы даже и без постановки можно долго толковать, как Тору или Коран, это новый завет постдраматургического нерепертуарного театра.

Сначала всё развивается в рамках исходника: У них нет ничего святого, их основное занятие — убивать время и получать удовольствие. Страх смерти оказывается не единственным, что может объединить публику, есть еще сексуальное желание, оно тоже универсально и, получается, неразрывно переплетено со смертью.

Голые тела сначала немного шокируют, но потом привыкаешь, сексуальная ориентация михаила делягина воспринимать их не как сексуальные объекты, а как материал для режиссера, ткань спектакля. И он мастерски обращается с ними: Они маршируют по сцене, а их ограничивают металлическими заграждениями — как москвичей на митингах, места все меньше и меньше, и вот остается совсем уж маленький пятачок, а они всё маршируют, но вдруг эта похожая на обезьянник в отделении полиции решетка превращается в газовую камеру Третьего рейха.

Они по-прежнему голые, но в полицейских шлемах, смотришь на них, и сердце замирает от страха — а ну как кинутся бить. Они выползают, сексуальная ориентация михаила делягина, перетекают через забор расплавленными часами Дали, они танцуют ущербное феминистское танго, где танец равен сексу, но с негативной коннотацией: Спектакль условно разделен на несколько частей, их названия появляются на заднике.

Палачи и жертвы вообще то и дело меняются местами: Самоубийство как высший пилотаж мастурбации. Константин Богомолов Вальмон и Сати Спивакова Мертей будто играют в разных спектаклях, у них получается не диалог, а два параллельных монолога, ариозо, произносимые в разных темпах. Богомолов — жеманный кривляка, сошедший с полотен рококо. Спивакова декламирует текст, ее игра на грани художественной читки вначале смотрится странно впрочем, сексуальная ориентация михаила делягина этом спектакле всё вначале смотрится странноа потом понимаешь, что так и нужно, — Мюллера невозможно играть, над ним надо или издеваться, паясничать, или с выражением зачитывать философские сентенции.

Они то и дело переодеваются, перевоплощаются из мужчины в женщину и наоборот, они держат публику в напряжении, несмотря на сексуальная ориентация михаила делягина сложность текста и голые тела, что постоянно притягивают к себе взгляд. Спектакль переполнен еле заметными знаками, метафорами, что так приятно расшифровывать для себя, когда на следующий день вспоминаешь, как одна из девушек шагала по тому самому полицейскому заграждению, балансируя, как канатоходец, а все остальные смотрели на нее, затаив дыхание, и думаешь: Вот, к примеру, та сиделка из первой сцены читает не просто французский текст, а маркиза де Сада в оригинале.

Заметить это практически невозможно, но режиссеру приятно: Здесь, наоборот, все становится с ног на голову, то, что принято считать хорошим и правильным, на самом деле противно природе, жертвы не хотят спасения, нагие счастливы в нагости. Молиться, впрочем, не обязательно — ад уже здесь, в том самом бункере. Современные либералы, в отличие от времен Вольтера и Чаадаева, последовательно, энергично изобретательно поддерживают понимание культуры как инструмента уничтожения народа и суверенной личности, как инструмент тоталитарного стирания самого человечества в интересах денег и власти, — и непримиримо, на уничтожение, как гитлеровцы против евреев выступают против понимания культуры как инструмента созидания народа и развития личности.