tecurate.ru

Парень ебет мальчика

Двадцать девятого августа, тысяча девятьсот двадцатого года по новому летоисчислению, отряд краскома Дементьева подошел к благородной Бухаре и начал палить из полевых пушек.

Глухо рявкали короткие стволы, и сыпалась глина с крепостных стен, отделанных плиткой минаретов, и домов бухарских евреев. За отрядом краскома шел караван верблюдов, их спины и горбы отягощали полосатые хурджины, и в них революция прислала Бухаре не инжир и хурму, а снаряды тупорылые, взятые на воинских складах бывших царских казачьих полков, - и было их у краскома Дементьева парень ебет мальчика Красные революционные казаки восседали на крутящихся под ними, гарцующих, бьющих копытами в нетерпении атаки лошадях поодаль от палящих по Бухаре орудий, - чтобы пушки не глушили чуткие лошадиные уши, - и, положа ладони на рукояти сабель, ждали сигнала, готовые лезвиями дамасских клинков внести светлую ясность понимания идеи мировой справедливости в темные из-за религиозного дурмана умы, и согнутые засильем феодальной невежественности спины дехкан и ремесленников, стонущих тяжелым стоном под жестокой властью приспешников кровопийского эмира и нашедших здесь приют и убежище последних жопошников Николая, - казаки крутились на огненных конях и ждали сигнала ринуться в атаку, победить, убить, научить ссать стоя местных урюков!

В сердце древнего среднеазиатского ханства пришла Революция. Тридцатитрехлетний эмир Сейид Алим-хан из рода Мангыт, последний властитель Мавераннахра и Хорезма, бежал. Силы эмира и силы революции были несоизмеримы, его личный конвой был недостаточен и силой и вооружением для обороны города, а надежды на четверговых и пятничных солдат не было никакой. Они были обыкновенные дехкане, парень ебет мальчика надевали военную форму поверх азиатских халатов и становились похожими на кули с мукой, они неохотно откладывали в сторону кетмень, чтобы взять однозарядное иранское ружье без патронов, кроме того никто из них не понимал с кем и зачем нужно воевать, и все норовили убежать домой к шурпе, кипящей в чугунном казане, к вислоголовой джугаре в поле, и бычку Сакару с белой звездой во лбу, страдающему водянкой печени.

Армии как боевой силы у Алим-хана не парень ебет мальчика. Была толпа в солдатской одежде поверх халатов. Разумеется что после месяцев войны и эти мирные люди станут солдатами, но кто собирался ждать эти месяцы?

А может Повелитель Вселенной пожалел древний город, который рассыпался в пыль под ударами революционных орудий, этого уже никто не может знать, это тайна тайн и секрет секретов.

Но эмир бежал, а город остался. Парень ебет мальчика вот и сейчас противостоит дождям и парень ебет мальчика, старый глиняный город, с остатками крытых улиц, с куполами подземного хаммама парень ебет мальчика Арком, с заплесневелым от зеленых водорослей хаусом посреди площади и чайханой со связками лука на стенах на том же месте.

Вокруг раскинулись одинаковые провонявшие затхлым борщом советские пятиэтажки, в которых все живут одинаковой советской жизнью. Социалистическая Революция победила здесь целиком, полностью, и окончательно.

А за любовь и пристрастие к мальчикам теперь судят как за разбой: Может быть потому что сами они разбойничают в пионерских лагерях не хуже взрослых, вовсе и не признавая рекомендаций Советской Педагогики в этом вопросе.

Эмир ушел в Афган. Гарем в спешке побега ему взять с собой не удалось, и мальчиков спрятали в медресе Кукельташ. Революционеры стали стучаться прикладами винтовок в ворота медресе, но Арвана умудрился вывести детей из западни, оказалось он слишком хорошо для гаремного обитателя знал где стена обвалена и можно спрыгнуть с ее высоты на землю. Но спрашивать Арвана об этом было некому, евнухов с ними не было, а мальчишки его боялись. Они переночевали за городом в джугаре и потом Арвана решил вести мальчиков через гражданскую войну и революцию в Герат, к их прежнему хозяину и любовнику.

Денег у них тоже не было, и начались скитания. Пробираться по революционному эмирату было опасно и трудно. Везти их никто никуда не соглашался, идти пешком было сложно, дорога кишмя-кишела разбойниками, революционерами, дашнаками, джадидами, и местными отрядами кишлачной самообороны.

Для подростков никакой разницы, кому они попадались в руки, не было, от всех нужно было одинаково убегать и прятаться. Однажды им попался отряд людей похожих на эмирских аскеров, в дореволюционной амуниции, они сказали мальчикам что они идут в Афган и согласились взять их с собой попутчиками. Но ночью вошли в комнату пьяные, растолкали и отшвырнули в угол комнаты младших, а увели с собой именно Арвана. Насиловали его всю ночь по очереди.

Утром юноша шел по двору ничего не видя, шатаясь как пьяный. На нем была парень ебет мальчика разорванная на спине рубашка, а голые ноги были перепачканы кровью. Он нашел парень ебет мальчика углу двора бидон с керосином, вылил керосин на себя и лег животом на парень ебет мальчика угли костра. Аскеров и мальчиков разбудил нечеловеческий крик боли.

Все оцепенели и не двигались, а по двору метался вопящий огненный факел. Аскеры заперли мальчишек в доме и стали спорить что делать с ними дальше: Но без арака разобраться в этом вопросе они не могли, и уже стали браться за сабли в качестве аргумента, а в это время на парень ебет мальчика налетел отряд армянских дашнаков. Началась пальба, аскеры кинулись к лошадям, случайная пуля отстрелила замок на ставне окна, мальчишки мгновенно сориентировались, вылезли в окно, убежали за старую крепость, и спрятались в камышах заброшенного канала.

Судьба Арвана была вовсе не уникальной. Немного раньше красноармейцы растерзали двенадцатилетнего сына гиждуванского бека. Они пришли к беку, вывели его, его жену и сына на двор, и велели отцу и матери держать мальчика за ноги и за руки, они сказали что выебут и отпустят живым. И сказали, что ебать мальчика в жопу будут только парень ебет мальчика кто захочет, а захотели. После пятого подросток потерял сознание, и никто не заметил, когда он умер, отец и мать держали его, и желающих меньше не становилось, - последний мужчина застегнул штаны на рассвете.

Революционеры сдержали слово и расстреливать их не стали, бывший бек и его жена потом так и жили в Гиждуване. Они и после войны были городскими дурачками, питались остатками собирая их под прилавками после базара, ходили друг за другом и бормотали что-то непонятное ни Богу парень ебет мальчика людям.

Парень ебет мальчика бека пацаны заставляли пить газировку, кружку за парень ебет мальчика пока он не обоссывался, а его жене по праздникам давали красный флаг в руки и заставляли кругами ходить по площади перед обкомом, и все над ними смеялись, они были смешные, их история тоже была смешная.

Удрав от фальшивых аскеров, которые парень ебет мальчика калтаманами, мальчишки бродили по стране уже без никакой цели. Оставаться на одном месте было опасно, их примечали взрослые, слишком они отличались от местных пацанов и одеждой и повадками. Парень ебет мальчика они наткнулись на отшельника в мазаре ал-Ислами Бейрактар Мюрид, он их приютил и они остались у него жить. Отшельнику было лет девяносто с гаком, но невзирая на гак он имел умысел, и спать стелил в углах комнаты.

Как только подростки смежали веки неутомимый отшельник начинал как лев лезть по очереди ко. Мальчишкам было все равно, это занятие они не считали за преступление, но он был настолько старый, слюнявый, трясущийся, он им и не нравился, и они его и не боялись, и отпихивались сквозь сон.

Но вместе с тем подростки ценили гостеприимство назойливого старика, они его не били, не кричали на него плохими словами, просто отпихивали руки локтями и коленями не просыпаясь, а они все умели это делать одинаково прекрасно, гаремские университеты даром ни для кого из них не прошли.

Только Мирта позволял деду взять свой скользкий веснушчатый пискун и спускал в рот старику без возражений. Но это помогало не надолго, потому что отсосав старик засыпал на короткое время, а проснувшись забывал все и опять начинал лезть ко всем подряд.

И снова четыре пары мальчишеских коленок отпихивали его руки и лицо от пискунов, пока он опять не натыкался на демократический пискун ассирийца. За это отшельник кормил, стирал, и давал безопасный приют.

Там их нашел посланный эмиром конвой. Он искал этих мальчиков, без них низложенному властелину казалось что он потерял все, лишившись любовной ласки их мальчишеских рук он словно лишился воли к жизни и ему не хотелось ни жить, ни бороться за власть. Нет, ему не трудно было найти замену среди смелых фиолетовых подростков с берегов реки Герируд, но он не. Главное ведь было не воткнуть свой колбас в жопу послушному пацаненку, главное было вернуть отнятое у него счастье.

Гиацинт сразу построил необозримое здание философской теории, из которой неопровержимо следовало, что дядя Салим без них скучает, плачет, все время смотрит в окно с самого высокого минарета и ждет, когда приедут его аскеры с его мальчиками, ну и дальше бесстыдный гречонок так красиво-прекрасиво расписал что станет делать с каждым персонально соскучившийся парень ебет мальчика Салим, что и сам стал в это верить чистой как утреннее небо верой.

И захотел ехать с аскерами к дяде Салиму парень ебет мальчика Герат. А слушателям захотелось уйти за платан и подрочиться. Парень ебет мальчика тоже решили ехать с аскерами.

Синеглазке было все равно, с кем и куда, мальчик ни тогда, ни потом ничего не искал для себя в этой жизни. Мирта загорелся идеей особенного положения при эмире, потому что не может не быть особенного положения у мальчика, за которым посылают воинов в захваченную врагами страну.

Он достал парень ебет мальчика пружинный безмен-гапан, и при помощи ниточки стал взвешивать свой пискун, и требовать от аскеров цену золота по его весу. Аскеры пообещали пискун отрезать и взвесить поточнее, парень ебет мальчика испугался, пискун спрятал и решил ехать с ними, пожаловаться на них эмиру, и потребовать чтобы им самим пискуны отрезали и взвесили поточнее. Это касалось больше пискуна аскера Мумина, к которому мальчик не ровно дышал, вес пискунов остальных юношей в эмирской форме его интересовал значительно меньше.

А вот пискун аскера Мумина мальчик мечтал взвесить на своей ладони, и несколько раз пытался делать это, ну так, для проверки точности пружинного динамометра. Юноша первый раз поймав ладонь мальчишки у себя в штанах пришел в ярость и ударил мальчика плеткой, за это четырнадцатилетний развратник пообещал носить на шее его отрезанный пискун в золотой оправе всю жизнь.

В общем всем стало ясно, что здесь начинается опасный путь любви мальчика и юноши, аскеры посмеивались над молодым львом Мумином, которого доставал юный ассирийский онагр, и после обмена подобными любезностями Мирта уже не колебался в выборе пути, он поедет туда, куда показывает компас аскера Мумина, даже если он показывает прямо за ворота ада.

Действительно этот путь стал одинаковым испытанием им обоим, и лишь точность прицела революционного пулеметного бога прервала цепь этих бессмысленных взаимных мучительств, которая могла закончиться безумием любви и страсти между мальчиком и юношей, но мировая пролетарская революция расплавленным свинцом спасла юношу и мальчика от позора взаимной любви! Гезель все это понял распрекрасно, он парень ебет мальчика хорошо знал повадки своего любимого друга, поэтому он хмурился и ехать с аскерами не хотел, он предлагал пробраться в Индию или в Китай, парень ебет мальчика в том что подросток прекрасно танцевал и кажется брал тайком где-то уроки танцев, а в Китае весьма уважают мальчиков-танцоров из Средней Азии, потом он предлагал вступить добровольцами в отряд Мадамин-бека или в армию врага Мадамин бека - Джунейид-хана, или вымазаться грязью и просить милостыню под видом каландаров, и т.

Но Мирта не согласился ни с какими его предложениями, а Гезель не смог расстаться с Миртой. За время проведенное на свободе этот взрослый подросток пропал окончательно, и уже полностью находился под любовным игом своего друга, но вместе с тем он еще не дорос до мужской ревности, и не возражал если его друга ебали.

Аскеры никого не принуждали парень ебет мальчика с ними, приказ эмира заключал в себе условие выбора парень ебет мальчика добровольности.

Споры закончились тем что все четверо решили ехать, и начался последний отрезок их путешествия по гражданской войне в пустыне. В чисто физическом смысле подростки парень ебет мальчика доставляли больших хлопот, они оказались выносливыми детьми, не ныли и не болели в дороге, но парень ебет мальчика себя зато так, что аскеры увидели в них племянников Аримана.

Прежде всего выяснилось что подростки как один все малокровные, поэтому парень ебет мальчика их что-то делать. Они бегали, прыгали, лезли друг к другу в штаны, онанировали на глазах у юношей, спускали мальчишеский ам себе на пупки, для этого они малокровными не парень ебет мальчика. Но если нужно было собрать дрова на костер, постирать одежду, или сходить на базар за продуктами, - они становились малокровными, и не делали.

От этого их неизлечимого малокровия аскеры сами стали парень ебет мальчика. Гиацинт на одном привале украл у аскера Джафара тельпек и вместе с Синеглазкой они обменяли на парень ебет мальчика тельпек на халву.

Пока мальчишки ели халву не дожидаясь конца мировой революции, продавец потихоньку стал лезть к ним в штаны. Неведомо чем бы это закончилось, потому что Гиацинт есть халву вдруг перестал, и вместо этого стал как-то неприятно смотреть на ладонь взрослого, проползающую ему под резинку штанов, а Синеглазка ел халву не замечая другой ладони взрослого, которая давно уже была там и лежала на его слегка шевелящемся пискуне.

В это время в лавку ворвался обворованный аскер, размахивая саблей, но и ему пришлось трясти острием клинка над дурной головой торговца, пока тот отдал украденную шапку назад, и еще имел наглость требовать уплаты за съеденную халву.

Гиацинт пообещал прийти ночью, и покакать ему на лицо, после чего пораженный в самое сердце парень ебет мальчика мальчика дашнак замолчал навсегда в жизни, - он думал что приставания всем нравились. Синеглазка отговорился тем что вообще ничего не понял и не заметил, но Гиацинт все равно посматривал на него косо, и злился. Аскерам досаждало и то, что Гезель и Мирта занимались любовью открыто, на глазах у всех, но если Гезель никого не желал замечать, кроме обладателя космических созвездий парень ебет мальчика и мраморного тела ассирийского мальчишки, то сам Мирта как раз замечал все и.

Мирта и Гезель иногда ссорились и дрались между собой никому не объясняя причин. Их драки отличались удивительной жестокостью, понять и помирить их было невозможно, Мирта гонялся за другом с половинками кирпича в руке, аскеры гонялись за Парень ебет мальчика и отнимали у мальчишки его кирпичное оружие, потом им приходилось отгонять скаливших зубы подростков друг от друга, ночью мальчики обходили все заслоны, встречались в пустыне за барханом, сосали друг у друга пискуны и мирились сами, без постороннего вмешательства в их личную жизнь.

Мирта кокетничал с сопротивляющимся отчаянным сопротивлением его ассирийским чарам аскером Мумином, потому что чтобы гадкого не сделал развратный подросток стоило юноше увидеть его улыбающегося и он не мог справиться со своей собственной счастливой улыбкой мгновенно наползающей на его суровое военное лицо.

Гиацинт тоже был не равнодушен к одному из аскеров, взрослому парню парень ебет мальчика имени Джафар, пока ехали, он относился к нему просто как к старшему другу, но их близость тоже нарастала. Впрочем Джафару слаще от этого не становилось. Любовь тринадцатилетнего подростка выражалась чисто по-мальчишески, услышать от гречонка что-то откровенное и взрослое, вроде: Парень ебет мальчика Гиацинт спокойно мог сказать в парень ебет мальчика, когда они оказывались далеко от лагеря и мальчишке надоедало идти, что у него болит колено, и Джафару приходилось везти мальчика на.

Когда же они приблизились к лагерю, Гиацинт увидел что остальные мальчишки гоняют парень ебет мальчика, поставив ворота из пары кирпичей, он забыл про больную ногу, спрыгнул с шеи двуногого ишака и побежал гонять футбол.